Ольга Соловьева
Астрология и психология
Классика
Книги о астрологии различных авторов
Наименование
Искатель бессмертия [ 107.50 Kb ]
 
ТЕОФРАСТ ПАРАЦЕЛЬС Швейцарский врач-алхимик ИСКАТЕЛЬ БЕССМЕРТИЯ
 
 09.11.1493-24.09.1541
Врач должен быть слугой Природы, а не ее врагом. Он должен вести и направлять ее в борьбе за жизнь и не выдвигать препятствия на пути к выздоровлению
Парацельс
 Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм - таково полное  имя выдающегося врача, известного всему миру под именем Парацельса. фигура этого странного человека со временем сделалась культовой, во времена Третьего Рейха его называли основателем германского направления в медицине, а в настоящее время в одной только России насчитывается более сотни медицинских центров, названных в честь неординарного целителя - легендарного Парацельса.
Повсюду, где пятьсот лет назад бродил в поисках знаний искусный врач, сейчас прорастают брошенные им когда-то семена. Помимо родной Швейцарии и соседних стран - Германии и Австрии, Парацельс исходил дороги Италии. Испании и Португалии, побывал в Англии, Литве и Польше, Венгрии, Валахии, Хорватии, Византии и Московии. Некогда он учился искусству врачевания у знатоков народной медицины этих стран. Теперь же ученые всего мира, представители самых различных областей знания в своих научных исканиях следуют путями, когда-то проторенными великим Парацельсом.
В чем же кроется секрет огромной популярности человека, при жизни не нашедшего понимания и любви? Врач-исследователь, положивший свою недолгую жизнь на алтарь науки, ученый-фанатик, единственной страстью которого было познание тайн природы и человека, основал храм современной медицины, но так и не сумел устроить собственную личную жизнь. Тот, чей взор устремлен в бесконечность, как правило, не видит или не замечает того, что происходит вокруг него, ему неведомы чувства привязанности и любви, запросы его нечеловеческого разума не способна удовлетворить реальная действительность.
Как правило, подобные гордецы-одиночки помышляют о бессмертии, но сами живут недолго. Внутренние противоречия талантливого ученого, его неспособность адекватно реагировать на окружение, неуживчивость и недовольство миром в конечном итоге вылились в сердечный приступ, ставший для врача-алхимика роковым. На 49-м году жизни Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм скончался, но Парацельс обрел столь желанное для него бессмертие.
 
Человек живет до тех пор, пока имя его не забыто. Псевдоним Теофраста фон Гогенгейма - «Парацельс», означающий «ровня Цельсу», стал именем нарицательным, синонимом учености и искусства врачевания. Потомственный врач сам избрал себе имя Парацельс, имя, оказавшееся судьбоносным для него. Но и имя Теофраст было не случайным - отец будущего алхимика, сам занимавшийся врачеванием, дал сыну имя в честь знаменитого врача Теофраста - ученика Аристотеля.
Цельс - знаменитый римский врач V в., труды коего пользовались большой популярностью в эпоху Возрождения. Превзойти его в искусстве врачевания было заветной мечтой Теофраста Бомбаста фон Гогенгейма - Парацельса (греч. «para» обозначает возле, около, почти)
Полное дворянское имя мальчика звучало гордо - Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гоген гейм (Philipus Aureolus Theophrastus Bombastus von Hohenheim). Но столь пышное имя не давало будущему врачу никаких привилегий, поскольку дворянский род Гогенгеймов обнищал.
Парацельс не приумножил материальных ценностей семьи, но он сделал нечто большее, увековечив в памяти будущих поколений свое имя, вобравшее в себя славу великих врачей прошлого: Теофраста и Цельса.
Одно имя символизировало выбор рода, другое имя выражало собственный выбор Теофраста, но оба имени объединены общей идеей врачевания, что, видимо, определило направление жизненного пути прирожденного целителя. Фамилия врача Гогенгейм также заслуживает внимания, поскольку переводится с немецкого языка как «высочайшая обитель». Рожденный под знаком Скорпиона, алхимик, астролог и врач всю свою жизнь пытался достичь «верхних врат» - Porto Superno - высшей ипостаси Скорпиона, столь близкой по смыслу фамилии Гогенгейм.
При жизни гений Парацельса долгое время оставался в тени, а созданная им система врачевания не могла сравниться по популярности со ставшими классическими к тому времени системами Галлена и Ибн-Сины.
В своей методике Парацельс пытался совместить самые, казалось бы, несовместимые способы влияния на физическое и психическое состояние пациента. Он стремился лечить болезни семью путями: вызыванием духов; «вибрацией» - цветовой терапией, музыкой, пением и заклинаниями; с помощью талисманов, амулетов и чар; травами; молитвой: диетой и правильным образом жизни; кровопусканием и различными методиками очищения организма.
Парацельсу, как практикующему астрологу, был понятен символизм семи видов «герметической терапии», каждый из которых соотносился с одной из планет септенера.
В этой «семерке» Солнцу (Амертату - покровителю растительного мира) соответствует лечение травами, таинственной Луне - магическое воздействие амулетов и чар, воинственному Марсу - кровопускание и прочие насильственные способы очищения организма, медиумическому Меркурию соответствует практика вызывания духов, религиозному Юпитеру - исцеляющая сила молитвы, с гармоничной природой Венеры согласуется музыкальная и цветовая терапия, а с аскетическим Сатурном — диета и правильный образ жизни.
Парацельс считал медицину универсальной наукой, вбирающей в себя достижения физиологии, физики и химий, базирующиеся на фундаментальных установках теологии и философии. Но все эти умения, утверждал ученый-мистик, были бы бесполезны без знания устройства астрального мира и умения магическим образом воздействовать на ход процессов.
Парацельс писал: «Число болезней, которые происходят от некоторой неизвестной причины, превышает премного те болезни, которые происходят от медицинских причин».
Будучи убежден в том, что магия - это инстинкт врачевания, талант, дарованный врачу Богом, Теофраст-Парацельс искренне верил в то, что «магия может научить врача лучше, чем все написанные книги». Тем не менее, сам Парацельс написал немало медицинских и философских трактатов, наиболее примечательными из которых являются «Оккультная философия», «Толкование 30 магических фигур». Парацельс писал много, излагая в алхимических, философских и медицинских трактатах свой взгляд на происхождение болезней и способы их лечения, но известность и благосклонность сильных мира сего швейцарскому алхимику принесла книга «Общая хирургия», изданная им незадолго до смерти.
Настоящее признание пришло к талантливому врачу лишь по завершении им земного круга, разминувшись с непризнанным гением на жизненных перекрестках. Со временем значение трудов хирурга, фармацевта, гомеопата, психиатра было оценено в полной мере, Парацельс стал символом целой эпохи в истории медицины, а в двадцатом веке его имя, многократно упоминаемое не только в медицинской и оккультной литературе, но и в средствах массовой информации, стало известным всему миру.
Посмертная слава Парацельса надолго обеспечила швейцарскому врачу-алхимику место в анналах истории, а как показывает практика, приверженцем которой был Теофраст, иной формы бессмертия не существует. Биологическое существо рождается и умирает, но не знающая тлена душа может войти в бессмертие, своей жизнью в материальном теле заслужив право остаться в памяти потомков.
Смерть и бессмертие - тема всей жизни Парацельса. Идея победы над смертью является лейтмотивом его гороскопа, который можно считать хрестоматийным примером космической карты ученого-исследователя, вечного ученика, одержимого жаждой знаний. Мистериальный смысл III дома гороскопа заключается в идее бессмертия, возрождения, торжества жизни над смертью, поскольку III дом является 8-м по счету для VIII дома, связанного со смертью. Третий дом - это смерть самой смерти, а стало быть, вечная жизнь, или бессмертие. «Смертью смерть поправ» воскрес Христос, обетовав спасение всем верующим праведникам. «Смертью смерть поправ» возродился в своих последователях великий врач, делом жизни которого была борьба со смертью. В колесе воплощений, являющимся одним из символов III дома, человеческие души нисходят на землю и поднимаются в эмпирей, меняя телесные обличья по мере эволюционного либо инволюционного развития. Дух Парацельса, ставшего основоположником практической медицины, незримо присутствует в научных исканиях современных медиков, все так же ищущих лекарства от смерти.
Современная медицина обязана Парацельсу фармакологией, поскольку он был первым врачом, сделавшим ставку на лечение лекарственными препаратами, первым, кто отошел от традиционной практики кровопускания и применения рвотных, слабительных и потогонных средств. Швейцарский врач лечил даже безнадежных больных, нередко добиваясь положительных результатов, отводя угрозу смерти от людей, считавшихся обреченными. Его алхимическая деятельность принесла немало практических результатов - рецепты созданных им лекарств, на основе полученных в лаборатории химических веществ, использовались практикующими врачами будущих поколений.
В своих алхимических исканиях Парацельс исходил из представления, что все вещества состоят из элементов, способных соединяться друг с другом. При разложении веществ элементы разъединяются. Парацельс подчеркнул вещественный характер трех начал: «серы» - начала горючести, «ртути» - начала летучести, и «соли» - начала огне-постоянства. Считая, что каждый из четырех элементов Аристотеля должен состоять из этих начал, Парацельс писал: «Каждый элемент состоит из трех начал: ртути, серы и соли».
Человек, по мнению алхимика, образован духом, душой и телом, которое, в свою очередь, состоит из первоэлементов. Нарушение взаимного равновесия главных элементов ведет к болезни. Если в организме избыток серы, то человек заболевает лихорадкой или чумой. При избытке ртути наступает паралич. А слишком большое обилие солей вызывает расстройство желудка и водянку.
Задача врача - выяснить отношение между основными элементами в теле больного и восстановить их равновесие. Восстановить же нарушенное равновесие можно при помощи определенных химических препаратов. Поэтому первоочередной задачей химии Парацельс считал поиск веществ, которые могли быть использованы как лекарственные средства. С этой целью Теофраст Парацельс проверял действие на людей различных соединений меди, свинца, ртути, сурьмы, мышьяка.
Но его, как ученого, более всего волновала идея личного бессмертия. Парацельс, высмеивающий попытки иных алхимиков найти философский камень, превращающий металлы в золото, сам был занят созданием эликсира жизни, дарующим бессмертие. Парацельс открыто заявлял: «Настоящая цель химии заключается не в изготовлении золота, а в приготовлении лекарств!».
Современное общество взбудоражено сообщениями об успехах генетиков в области клонирования, пытающихся таким образом обеспечить себе вечную жизнь.
Однако идея клонирования не является изобретением XX века. Она восходит к эпохе Возрождения, когда метод борьбы со смертью путем воспроизводства себе подобных был опробован в лабораториях алхимиков. Ходили слухи о том,  что Парацельсу удалось вырастить в алхимической колбе гомункулуса - искусственного человечка, во что сейчас, конечно же, верится с трудом. Тем не менее, попытки клонирования, теоретической базой для коих были гностические, неоплатонические и демонологические трактаты, имели место в исторической реальности XVI века. Алхимическая деятельность Теофраста, отмеченная поисками вечной жизни, предвосхитила виднейшие научные открытия XX века.
Алхимики тратили годы на постижение тайн природы, листая древние манускрипты, ставя бесчисленные опыты, смешивая химические вещества и открывая новые элементы, они шаг за шагом приближались к объемному пониманию всей сложности и полноты созданного Богом мироздания. Их поиски, опережавшие время, смелые взгляды, способные проникнуть в суть процессов, протекающих внутри организма человека - святая святых высшего из созданий Божьих, их сложные вопросы, ставящие в тупик представителей церкви, предопределили судьбу алхимии, астрологии и науки в целом.
Со времени эпохи Возрождения начался процесс размежевания церкви, погрязшей в схоластическом богословии и практической науки, с каждым столетием все более подрывавшей устои христианской картины мира. В итоге через пятьсот лет человечество получило плеяду неверующих ученых, с упоением расщепляющих ядра атомов, вмешивающихся в генетику, нарушающих естественный ход физиологических процессов человеческого организма. Сама же христианская церковь, раздробившись в ходе истории на ряд церквей, в XX веке стала номинальным общественным явлением. Сохранив за собой государственный статус, представители церкви, как правило, не сведущие кроме богословия ни в каких иных науках, реально утратили силу своего влияния на умы.
Для того чтобы религия в течение ближайших столетий не стала анахронизмом, необходимо найти путь сближения между наукой и верой, тем более, что современные космологические концепции базируются на вере в научные догматы, вовсе не являющиеся безотносительными. Самые современные научные теории люди, так или иначе, вынуждены принимать на веру. Наука подменила собой религию, но выдвигая различные модели устройства мироздания и происхождения человека, наука не оставляет в этой огромной вселенной места Богу.
Таков антихристианский итог развития науки, от которой некогда отреклась церковь во избежание проблем, которые непременно возникли бы при внесении корректировки в богословские догматы и примирении церковной картины мира с научной точкой зрения. Неспособность сложнейшего механизма церкви адекватно реагировать на веяния времени поставила религию вне исторического процесса, в результате чего сейчас она представляет собой некий реликт культуры  прошлых веков, напоминающий нам о высших ценностях и бренности земного существования. Противоречие, возникшее между наукой и религией, объяснимо не только с исторической, но и астрологической точки зрения, поскольку Юпитер и Меркурий, управляющие соответственно религиозной и научной сферами деятельности человека, являются планетами-антагонистами.
Церковь, закон Божий, религиозные авторитеты, миссионерская деятельность — все эти понятия и явления под астрологическим углом зрения рассматриваются сквозь призму IX дома гороскопа, владыкой которого является консервативный и самодостаточный гигант Солнечной системы - Юпитер. IX дому противостоит III дом гороскопа, управляемый самой быстрой и самой маленькой планетой Солнечной системы - Меркурием, символизирующим качества живого ума, подвижности, способности к быстрому усвоению и передаче информации.
В астрологическом понимании Юпитер — учитель, жрец, воспитатель, Меркурий же - ученик, восприемник, наследник и продолжатель. «Меркурианцы» и люди, в чьих космических картах сильно выражен III дом гороскопа, находятся в вечном поиске, им трудно остановиться, поскольку сам их небесный покровитель Меркурий, находясь рядом с Солнцем, движется очень быстро и чаще любой другой планеты меняет видимое направление своего движения (с директного направления на ретроградное и наоборот).
Парацельс, ведомый своим небесным покровителем Меркурием, всю жизнь находился в пути. Он жаждал знаний и. вероятно, нашел, то, что искал. Все его путешествия (даже дальние), так или иначе, связаны с III домом гороскопа, поскольку врач, путешествовавший пешком, выступал не как учитель и проповедник, а как ученик, внимательно относящийся ко всему, что ему говорили люди, сведущие в знахарстве, магии и ведовстве. Меркурия — покровителя странников, в античные времена изображали с дорожным посохом в руке. Жезл-посох Меркурия - кадуцей, обвитый змеями, со временем стал прототипом символа медицины - науки, которой Парацельс посвятил всю свою жизнь.
Как известно каждому астрологу, III дом гороскопа связан с обучением, контактами, поездками, передачей информации,  писательской деятельностью, он символизирует связь с тонким астральным миром, воплощает идею взаимосвязи братьев-близнецов - земного Кастора и небесного Поллукса. Все это прекрасно знал сам Парацельс, серьезно занимавшийся астрологией и считавший, что врач без знания астрологии не в состоянии поставить правильный диагноз больному, а уж тем более, помочь ему.
Сам Парацельс, не смотря на свои постоянные занятия астрологией, астральным фатализмом не отличался, и утверждал, что нельзя ставить себя в зависимость от небесных светил. Считая, что каждый человек есть венец Божьего творения, представляющий собой целый микрокосмос, алхимик-астролог призывал людей к личной ответственности за свою судьбу.
Парацельс был убежден, что если индивидуум подчиняет свою судьбу небесным телам, то «это происходит оттого, что такой человек не знает самого себя и не умеет применить силы, скрытые в нем, он не знает, что сам в себе носит небесные светила, что является микрокосмом и таит в себе небесный свод до всеми его творческими силами»!
Подобные взгляды получили название антропоцентризма. С одной стороны они выражают идею свободы человеческого духа и способствуют проявлений активных качеств, необходимых для достижения успеха в любом деле, с другой стороны антропоцентрическая точка зрения в некоторой степени ставит человека в положение независимости не только от планетарного влияния, но и от самого Господа Бога.
Взгляды Парацельса были революционными для его времени, но и само время Ренессанса было революционным. Теофраст опередил ход истории, предвосхитил развитие химии и медицины, став одним из тех, кто на полуразрушенном войнами и смутами готическом здании средневековой Европы начал строить открытый всем веяниям храм современной цивилизации. Парацельс прекрасно знал собственный гороскоп, который представляет   собой   типичный пример гороскопа ученого - врача - писателя даже без учета высших планет, открытых за последние полтора столетия. Тех астрологических знаний, коими мог располагать астролог XVI века, было вполне достаточно для того, чтобы сделать вывод о незаурядных способностях обладателя гороскопа, а также о том, что славы, почестей и материальных дивидендов из своих необыкновенных дарований данный индивидуум не извлечет.
Все планеты, учитываемые астрологами прошлых веков, в гороскопе Парацельса находятся в нижней, «скрытой» сфере гороскопа, что является убедительным указанием на отсутствие общественного признания (дома-гороскопа, указывающие на реализацию в социальной сфере- VII, IX, X и XI в космической карте ученого, совершенно пусты).
Юпитер, звезда королей; в космограмме Парацельса находится в знаке Девы, в месте изгнания, но является гением рождения, находясь в точном соединением с Асцендентом. Юпитер наделил Теофраста широтой взглядов  стремлением к познанию иных культур, а также неуживчивостью, асоциальностью и непомерным тщеславием, в конечном итоге погубившем гениального ученого.
Невероятная активность разорившегося дворянина в сочетании с амбициями гениального лекаря, помноженными на комплекс непризнанного гения, сослужили выдающемуся ученому плохую службу,  Парацельса отовсюду гнали, причиной чему было его вызывающее поведение. Он не прижился в Зальцбурге, откуда ученому пришлось срочно уехать, так как он, в силу своего неуемного характера и нетерпимости ко всякого рода мздоимству, встрял в тяжбу крестьян с местными земельными князьками, что навлекло на него гнев городских властей. Даже получив звание профессора медицины в университете Базеля в 1527 году, Парацельс, имевший к тому времени двенадцатилетний опыт медицинской практики, не сумел воспользоваться своим новым социальным статусом для создания семьи и устойчивого материального положения. Поиски истины и амбиции ученого волновали его гораздо больше, чем все остальное.
В Базельском университете  Парацельс на первой своей лекции в качестве доктора медицины, которую он прочитал не на латыни, а на разговорном немецком языке, публично сжег книги Аристотеля, Галлена и Авиценны, заявив, что завязки от его ботинок понимают в медицине больше, чем признанные античные авторитеты. Свержение авторитетов и невероятная жажда признания его личных медицинских доктрин явились следствием ущербного положения злого восходящего Юпитера в гороскопе Парацельса.
Противник мертвых догм и косных традиций, он откровенно издевался над врачами - схоластами, следовавшим установлениям античных авторитетов. Эти врачи, по словам Парацельса, «всю жизнь сидят за печкой, книгами себя окружив, и плавают на одном  корабле - корабле дураков». Практический опыт лечащего врача убедил исследователя в ложности некоторых постулатов современной ему медицины, не претерпевшей в своем развитии со времен античности практически никаких изменений.
Парацельс открыто заявлял о своем несогласии с методами лечения одними лишь рвотными и слабительными средствами, выступая с резкой критикой в адрес своих коллег. «Есть такие врачи, - писал он, - в которых премногая ученость вытесняет всякий здравый смысл». Он обрушился с критикой и на аптекарей, составлявших сложные и дорогие лекарства, полноценной заменой которым могли стать простые, но хорошие и сильно действующие средства.  Подобными выпадами в адрес врачей и аптекарей Парацельс нажил врагов среди состоятельных жителей Базеля. И без того напряженная ситуация резко обострилась после того, как Теофраст-Парацельс подал в суд на влиятельного каноника за неуплату гонорара за лечение и, не удовлетворившись решением суда, оскорбил  судей, которые приказали его арестовать. Великому сыну швейцарского народа пришлось бежать из Базеля. Воистину, нет пророков в отечестве своем! Терпя всяческие лишения, Парацельс снова начал пешие путешествия по Европе, вернувшись к тому, с чего начал когда-то. Злой Юпитер на Асценденте сформировал характер вечного странника, не имеющего ни семьи, ни дома, ни родины. Гениальный врач слишком сильно выделялся на фоне окружения для того, чтобы найти себе место в исторической действительности Европы XVI века.
Собственный авторитет Парацельс зарабатывал многолетней врачебной практикой (Юпитер в Деве), что по тем временам являлось чем-то из ряда вон выходящим. Сам Парацельс говорил о профессии врача: «Теория врача - это опыт. Никто не может стать врачом без науки и опыта». По преданию, ему удалось вылечить восемнадцать князей, от которых отступились все врачи. Теофраст фон Гогенгейм был одним из немногих дипломированных врачей, нисходивших и до лечения простого люда, благодаря чему он широко прославился как чудесный целитель.
Степень доктора медицины Теофраст получил во Флоренции в 1515 году в возрасте 22 лет. Но сам факт вручения университетского диплома для Парацельса не означал достижения желанной цели, которую врач видел в лечении больных. Полученных в университете знаний ему показалось мало. По его словам, он слушал лекции медицинских светил в крупнейших университетах, а также в медицинских школах Парижа и Монпелье,  но будущий Парацельс, а пока просто Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм отправился в многолетнее странствие по городам и весям матушки Европы.
Он странствовал по свету, переходя пешком из  города в город, от деревни к деревне. Доктора, цирюльники, банщики, знахари, кузнецы, пастухи и цыгане открывали ему секреты применения лекарственных снадобий, способов лечения и ухода за больными.
Обучаясь методам нетрадиционной медицины у представителей различных народов Европы, Парацельс, стал невольным наследником национальных традиций и обычаев европейцев. Таков был способ его постижения действительности.
«Тот, кто хочет знать пути Природы, должен исходить их собственными ногами. То, что записано в книге Природы, записано буквами. Но листы этой книги - это разные земли. И если таковы Законы Природы, то надо переворачивать эти листы», - считал гениальный Парацельс, не стыдившийся учиться новому и в зрелом возрасте.
Рассматривая гороскоп выдающегося деятеля эпохи Возрождения, названного «Лютером в медицине», мы не можем не увидеть черт гениальности в его астрологическом портрете. Все, что необходимо для реализации незаурядных интеллектуальных способностей, в космической карте рождения Парацельса присутствует в должном виде.
III дом гороскопа, указывающий на склонность человека к обучению, научным занятиям, занимает доминирующее место в его гороскопе. Здесь находятся Солнце и Луна, а также Меркурий в точном соединении с Плутоном. Альмутен и сигнификатор III дома гороскопа соединились в III доме гороскопа! В этот дом, в котором находятся четыре важнейшие планеты (оба светила, Меркурий и Плутон - управитель Солнца), сходятся все нити гороскопа.
Три планеты - Солнце, Луна и Меркурий, являвшиеся для алхимиков планетарными соответствиями трех важнейших алхимических элементов (соли, серы и ртути), в гороскопе алхимика оказались в III доме, связанном с трансформацией и преображением. Сам Парацельс родился в новолуние, понимавшимся алхимиками в аспекте мистического брака отца-Солнца и матери-Луны, в результате которого рождается  божественный младенец - Меркурий — философский эликсир; дарующий бессмертие.
Астрологический секрет гениальности Парацельса состоит в том, что новолуние, совпавшее с рождением талантливого врача, произошло на границе Скорпиона и Стрельца, и светила, таким образом, открыли врата Змееносца - созвездия верхнего зодиака.
Змееносец в греческой мифологии — созвездие, посвященное Асклепию - знаменитому врачу древности и основоположнику медицины, наказанному богами за то, что он исцелял все болезни и даже воскрешал умерших, нарушая, таким образом, естественный ход событий. Асклепий - символ медицины - обладал двумя сосудами, содержащими кровь Медузы Горгоны. Кровь из левой части ее тела обладала целительным действием и даже могла даровать бессмертие. Жидкость, содержащаяся в другом сосуде Асклепия, представляла собой кровь из правой части тела Медузы Горгоны и являлась смертельным ядом. Обладание сосудами с «живой» и «мертвой» водой поставило Асклепия в ранг вершителя судеб, а злоупотребление сверхвозможностями магических жидкостей обрекло сына Аполлона и нимфы Корониды на смерть от Перуна Зевса. Позже Асклепий был воскрешен Зевсом и помешен на небеса в виде созвездия Змееносца (змея, ежегодно сбрасывающая свою кожу, в античности - символ перерождения и исцеления).
Солнце и Луна - важнейшие светила в гороскопе любого человека, в космической карте рождения Парацельса «открыли» врата неба, включив в судьбе алхимика вибрации Змееносца. Парацельс на земном уровне повторил судьбу мифического героя - подобно Асклепию, он излечивал безнадежно больных, помышлял о бессмертии, управлял ядами, так же неожиданно умер от удара и так же был вознесен на крыльях посмертной славы.
Став одним из символов медицины, химии и науки вообще, Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм обрел бессмертие под именем Парацельса, в полной мере испытав всю полноту ощущений от участия в разыгравшейся в его жизни мистерии III небесного дома. Меркурий, владыка III дома гороскопа, провел Парацельса сквозь все тернии земного существования, и подведя к финальной черте на 49-м году жизни, смежил веки врача прикосновением своего магического жезла. Дальнейшие странствия Парацельса под предводительством Гермеса-психопомпа остались под покровом вечной тайны, приподнять занавес которой могут лишь те, кто сам стоит на пороге иного мира.
В гороскопе Парацельса все подчинено влиянию Меркурия, как в  жизни земного Асклепия все было посвящено поискам исцеления от неизлечимых болезней и обретению бессмертия. Если в индивидуальном гороскопе сильно выражен III дом, находящийся в «водном» знаке зодиака, то, как правило, такой человек ищет незримого контакта со своим «вторым Я», астральным двойником или Ангелом-хранителем. И потому Парацельс верил в существование астральных тел, в возможность влиять на них посредством магических операций.
По мнению алхимика-астролога, человек как микрокосмос связан с макрокосмосом посредством астрального тела, «звездной души» (Gestirn - «звездная душа». астральное тело, не видимое и не связанное с каким-либо определенным пространством, способное воздействовать на любое другое астральное тело, т.е. магическое начало души).
Она чутко улавливает космические вибрации. Каждый человек имеет собственное астральное тело, все вместе они сливаются в «мировую душу» - некое информационное пространство, содержащее положительный и отрицательный накопленный опыт предыдущих поколений. Это пространство, называемое Аристотелем эфиром, впоследствии было обозначено К. Г. Юнгом в его трудах как «коллективное бессознательное».
По мнению средневековых алхимиков, эта тонкая субстанция, разделяющая дольний и горний миры, помимо ангелов и демонов населена всевозможными духами огня, воды, земли и воздуха, обращение к которым способно наделить мага властью над всеми стихиями. Парацельс посвятил исследованиям астрального мира не один манускрипт. «Книга о нимфах, сильфах, пигмеях, саламандрах, гигантах и прочих духах» - плод длительных исканий, наблюдений и размышлений врача-мистика, занимавшегося спиритизмом и духовидением.
Парацельс считал, что вся природа населена различными духами, у каждого человека есть свой архей - верховная субстанция индивидуума, выполняющая функцию ангела-хранителя и наделяющая своего подопечного здоровьем и жизненными силами.
Наибольшую опасность для психического и физического здоровья человека представляют злые духи и вампиры - астральные тела, как правило, мертвых людей. По мнению средневековых мистиков, которое разделял и Парацельс, вампиры, стремясь продлить собственное существование в физической плоскости, отнимают у живых людей их жизненную энергию. Но сам Теофраст фон Гогенгейм был убежден в следующем: «Здоровый и чистый человек не может быть одержим ими. Они могут действовать лишь на людей, имеющих в своем уме для них помещение. Здоровый ум является замком, который невозможно взять, если на то нет желания хозяина; но, если им позволить ворваться, они возбуждают страсти мужчин и женщин, возбуждают в них желания, сподвигают к дурным мыслям; разрушительно действуют на мозг; они обостряют .животный разум и удушают моральное чувство. Дьявольские духи овладевают только теми людьми, в которых животная природа является доминирующей. Умы, просвещенные духом истины, не могут быть одержимы...».
Задачу медицины астролог, маг и алхимик видел в изгнании из тела человека зловредных духов, своим вторжением нарушивших слаженную работу организма, а лечение больного, по, мнению Парацельса, должно осуществляться в единстве трех уровней - телесного, душевного, и духовного. Требования, предъявляемые Парацельсом к образу идеального врача, были непомерно велики: целитель должен был  обладать интеллектом, знанием медицины, химии и астрологии, он должен видеть явления тонкого мира и уметь управлять ими, быть глубоко верующим человеком, всегда готовым к самопожертвованию. Прекрасно понимая, что таких  врачей; совсем немного, сам Парацельс говорил, что «самые  лучшие врачи это те, кто делает наименьшее зло». Тем не менее, Парацельс приблизился к пониманию родственности профессий врача и священника. Священник лечит душу, врач лечит ТЕЛО. ТОТ врач, который способен помимо болезней тела целить и внутренний мир человека, может быть уподоблен священникам-экзерцистам, изгонявших демонов из одержимых ими людей.
Средневековая демонология представляла собой сложную иерархическую систему злых духов и противостоящих им ангелов.
Духовенство и представители медицины оказывались на переднем краю непримиримой борьбы между силами добра и зла. Парацельс считая, что духовный аналог природы, образованный разреженными компонентами зримого мира, заполнен сонмами «эфирных» природных духов, включающих в себя «гномов, ундин, сильфов и саламандр» в той же степени, как видимая Природа населена бесчисленным количеством живых особей.
Сущности тонкого мира неизвестны людям вследствие примитивной организации человеческих органов чувств. По мнению Парацельса, стихийные духи - это не просто духи, потому что у них есть плоть, кровь и кости, они живут и производят потомство, они едят к говорят, спят и бодрствуют и, следовательно, не могут быть названы просто духами. Они занимают промежуточное место между людьми и духами, напоминая мужчин и женщин по организации и форме, а духов - быстротой движений. Парацельс стал автором одного из наиболее полных и систематизированных изложений так называемой «оккультной пневматологии» - направления мистической философии, ориентированной на постижение природы духовных субстанций.
Разумеется, Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм сам не являлся создателем мистической картины духовного мира, а стал лишь наследником воззрений гностиков, неоплатоников, пифагорейцев и герметистов, чья деятельность тысячелетием раньше была запрещена христианской церковью. Культура христианской Европы впитала многое из греко-египетского эллинистического субстрата, ставшего прекрасной почвой для возникновения всевозможных философских и оккультных школ. Эклектическая смесь греческих, египетских, персидских и иудейских мистических традиций, влившись в сосуд чистой веры Христовой, отравила его многочисленными ересями. Вселенские соборы предали анафеме манихеев, гностиков, несториан, монофизитов и прочих инакомыслящих, но их еретические воззрения тысячелетие спустя вновь ожили во взглядах богомилов, катаров, вальденеов, альбигойцев; лесных братьев и пр.
Трехсотлетняя борьба католической церкви с многочисленными средневековыми  ересями, тотальное подавление свободомыслия привело в конечном итоге к появлению мыслителей, чьи духовные искания приблизили наступление времени Реформации.
XVI век, отмеченный в истории появлением таких личностей как Парацельс, Леонардо, Рафаэль, Колумб, стал особой вехой в истории человечества. Это время было действительно эпохальным, образы античного искусства воскресли в творениях скульпторов  и мастеров кисти, архитектурные ордера греко-римской архитектуры пришли на смену готическим формам средневековья, ученые и философы открывали для себя труды Платона, Аристотеля, Ямвлиха, Гиппарха и Птолемея. Неслучайно этот период в истории Европы называется эпохой Возрождения.
В системе астрологических соответствий воскресение образов прошлого и возрождение их на новом уровне, на новом витке истории, связано с мистерией Близнецов Кастора и Поллукса, которые согласно мифам то покидали лучезарный Олимп, спускаясь на время в преисподнюю, то вновь из забвения возвращались в обитель богов-олимпийцев. Восходяще-нисходящая динамика близнечного мифа, повествующего о смертном Касторе и бессмертном Поллуксе, содержит идею вечного движения, подразумевающего бесконечное перерождение, хождение по кругу жизней и смертей, сменяющих друг друга на длинном пути совершенствования человеческой души. Проводником души в этом и том мирах в античные времена считался Меркурий Психопомп — Гермес Трисмегист.
Тайная доктрина герметизма - натурфилософского мистического  учения, центральной фигурой которого было божество греко-египетского происхождения, названное Гермесом Трисмегистом  (трижды величайшим), веками бережно охранялась от глаз и ушей непосвященных. Само слово «герметичность» в современном понимании подразумевает закрытость, изолированность чего-либо, и, конечно же, происходит от названия учения Гермеса, возникшего в эллинистическом Египте. Знания оккультистов эллинистического периода «герметично» хранились в узких кругах тайных обществ, не прекращавших своей деятельности не смотря на преследования со стороны официальной церкви. Розенкрейцеры и тамплиеры, иоанниты и мальтийские рыцари не выносили на свет Божий оккультные концепции, изложенные в древних манускриптах, и составлявшие основу их тайных доктрин. Лишь в эпоху Ренессанса и последовавшей за ней временем Реформации, на исторической сцене появились люди, обнародовавшие фрагменты древних текстов, что неминуемо должно было вызвать всплеск интереса к магии и оккультизму.
Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм был одним из тех людей, чей интерес к явлениям астрального мира был направлен в практическое русло. Наследник знаний древних герметистов, Парацельс мог в полной мере считать Гермеса Трижды Величайшего  своим небесным водителем, ведь в его гороскопе, а астролог не мог  этого не знать, Меркурий был управителем Восхода, Зенита и си- нификатором того дома, в котором находились оба светила. Меркурий с античных времен считался покровителем ученых и врачей.  Неудивительно, что в гороскопе врача, чье имя стало символом медицины, Меркурий занимает столь значимое положение - как хозяин Близнецов он управляет X домом, определяющим цель человека,    а как ночной управитель Девы владычествует над I домом - показателем личности. Важнейшие угловые точки гороскопа управляются  Меркурием, который, попадая в знак Скорпиона в соединении с его управителем, владыкой подземного царства Плутоном, приобретает    качества Гермеса-психопомпа - проводника души в иной мир. Подобное положение Меркурия придало характеру Парацельса мистицизм, склонность к изучению оккультных и магических наук, за    увлечение которыми ученого даже) обвиняли в чернокнижничестве.    Вероятно, для подобных обвинений имелись реальные основания, поскольку своему искусству Парацельс обучался у всех, кто занимался целительством, а в их числе помимо дипломированных врачей было немало знахарей, ведьм и колдунов.
Будучи типичным представителем знака жалящего Скорпиона, Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм занимался изучением свойств  ядов, и даже считал практически все вещества ядовитыми, степень опасности которых зависит от их дозировки.
 «Все есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна только доза  делает яд незаметным» ~ писал Парацельс в своем трактате по лекарствоведению. В каком-то смысле Парацельса можно считать  отцом гомеопатии, поскольку он утверждал, что подобное можно  исцелить подобным, главное - знать причину заболевания. Как  представитель «водного» зодиакального знака, Парацельс просто не  мог обойти вниманием влияние водной среды на организм человека. Врач-алхимик изучал химический состав минеральных вод и их ;. воздействие на сердечно-сосудистую и пищеварительную системы. знаменитый бестселлер доктора Кнейпа, посвященный водолече нию и пробудивший интерес к этому виду оздоровления в европейском обществе на рубеже XIX и XX веков, был предвосхищен исследованиями Парацельса, проведенными им на 400 лет раньше. Водолечение — одно из направлений в медицине, в котором Парацельс не просто преуспел — некоторые источники минеральных вод  были впервые открыты самим Парацельсом и могли бы по праву  носить его имя.
Современная психиатрия обязана Парацельсу теорией о самовнушении, поскольку выдающийся врач, наблюдая больных, свято верующих в чудодейственную силу лекарств, неоднократно убеждался, что им помогают и пустые облатки безо всякого лекарственного вещества. Больные, думая,  что принимают лекарства, исцелялись на глазах доктора, что в случае подобного исцеления в храме при прикосновении к святым мощам было бы расценено как знак свыше, настоящее чудо, совершенное промыслом Божьим. Воистину, вера творит чудеса, и Парацельс, как Фома неверующий, подтвердил это утверждение на практике, написав в своем произведении: «вера, все равно, истинная ли эта вера или ложная, чудеса будет творить всегда».
В истории психиатрии Парацельс известен как первый врач, высмеявший теорию, согласно которой эпилептики считались не больными, а одержимыми дьяволом. Неизвестно, сколь удачными были пробы Парацельса лечить эпилепсию, но невозможно отрицать его заслуг перед наукой, ведь он в своем деле был первопроходцем. Некоторые болезни, считавшиеся в XVI веке неизлечимыми, Парацельс все-таки лечил. Так, например, ему удалось достичь положительных результатов в лечении сифилиса. Венерические болезни астрологами классифицируются как болезни зодиакального знака Скорпион, в котором Венера - богиня чувственной любви находится в ущербном положении.
Интерес к «скорпионьим» болезням Парацельса, рожденного в полночь с 9 на 10 ноября 1493 года, вполне понятен - как человек с неустроенной личной жизнью, не имеющий постоянного пристанища, ночевавший в трактирах и на сеновалах с женщинами легкого поведения, доктор сам мог столкнуться с необходимостью поиска противодействия зловещему сифилису. Интересен факт, что с некоторых пор врач вообще стал избегать женского общества. Возможно, оказавшись между жизнью и смертью в результате неудачного сексуального опыта, Парацельс предпочел впредь воздерживаться от искушений. Не исключено, что здесь имел место принцип «исцели себя сам». Парацельс первым подробно описал причины, симптомы и диагностику сифилиса. Более того, он нашел способ лечения, заключавшийся во вдыхании ртутных паров.
Теофраст  Парацелье установил связь между болезнью легких у шахтеров и их трудом, между параличом и травмой головы, он первым стал использовать в медицинских целях настойку опия, чем несказанно облегчал страдания оперируемых им больных. Следует отметить, что до Парацельса хирургия не знала анестезии, а больных резали, можно сказать, «по живому». Он восстал против повсеместно применявшегося в средние века варварского способа прижигания ран - заливания их кипящим «бальзамом», настаивая на наложении чистой повязки для того, чтобы раны были «предохранены от внешних врагов».
Заслуга Парацельса перед историей состоит в том, что он официально отрекся от многих постулатов древней медицины и вместо сложных рецептов на снадобья, стал давать больным в качестве лекарства простые химические вещества, извлеченные им из трав, растений и минералов. Явившись первым химиком в истории медицины, Парацельс первый применил в лечении препараты железа, сурьмы, свинца, ртути и меди.
Магнитотерапия также является изобретением швейцарского врача, не без успеха использовавшего прикладывания к больным участкам тела магнитов. Помимо таких революционных способов лечения Парацельс усиленно рекомендовал здоровый образ жизни, свежий воздух, покой, диету и целебные минеральные воды.
Однако как ни старался великий алхимик обхитрить смерть, ему это не удалось. Земной Эскулап разделил участь остальных смертных людей. Кончина подстерегла его в один из сентябрьских дней 1541 года. На могиле Парацельса в Зальцбурге поставили большой камень. Резчик высек на нем бесхитростную надпись:
«Здесь погребен Филипп Теофраст, превосходный доктор медицины, который тяжелые раны, проказу, подагру, водянку и другие неизлечимые болезни тела идеальным искусством излечивал и завещал свое имущество разделить а пожертвовать беднякам.
В 1541 году на 24 день сентября сменил он .жизнь на смерть».
Добавлен ( 29.03.2006 )
( Всего загрузок : 5194 )
Запись на консультацию
Введите Ваше имя:
Введите Ваш e-mail:
Введите текст Вашего сообщения:
Код авторизации:

Rambler's Top100 Астрология